Авторизация
Забыли логин или пароль?
Напомнить логин
 
  Авторизация
Напомнить пароль
 
  Авторизация

Новости ХК "Трактор"
Поезд, идущий в вечность

04 июня 2019

30 лет назад под Ашой произошла страшная железнодорожная катастрофа, которая унесла 575 жизней.


Среди погибших были и игроки юношеской команды «Трактора» 1973 года рождения:
Сергей Генергард
Олег Девятов
Алексей Козловский
Андрей Кулаженков
Артем Масалов
Александр Михайлов
Станислав Петров
Сергей Смыслов
Андрей Шевченко

Мы вас помним…

У двух каменных женских фигур - венки и маршрутные доски «Новосибирск - Адлер» и «Адлер – Новосибирск». Скорые №211 и №212 в ночь с третьего на четвертое июня в 1989 году, не должны были встретиться на злополучном 1710-м километре, где на продуктопроводе произошла утечка газа. Погода стояла безветренная. Газ заполнил всю низину. Поезд из Новосибирска опаздывал. На перегоне Аша - Улу-Теляк, у Змеиной горки, поезда почти разминулись, когда по контактной линии пошла искра. Раздался страшный взрыв... Часы, найденные на пепелище, показывали 1.10 местного времени, в Москве было 23.10. Произошла железнодорожная катастрофа, которой не знал мир.

Из 1284 человек 575 человек погибли, 649 получили ожоги и травмы. Из двух составов живыми невредимыми остались 52 человека.

Сто седьмая школа Челябинска потеряла под Уфой 45 человек, спортивный клуб «Трактор» - юношескую команду хоккеистов, двукратных чемпионов страны.

Перрон пел, хохотал, стоял на головах. В трудовой лагерь из Челябинска в Молдавию, на сбор диковинной для уральских подростков черешни, ехали пятьдесят старшеклассников. Девчонки с завитыми челками то и дело посматривали в сторону группы плечистых парней. После завершения напряженного спортивного сезона двукратные чемпионы страны - хоккейная команда «Трактор-73» вместо отдыха предпочла отправиться в трудовой лагерь.

Вспоминает классный руководитель – Эра Григорьевна Воронцова.

– На этот период мои ребята закончили лишь девятый класс. Наш 9-й «Г» так и называли в школе спортивным. В школу они поступили целой командой. Привел их тренер, Виктор Евгеньевич Соколов. Погибли Сергей Генергард, Олег Девятов, Артем Масалов, Андрей Шевченко, Сергей Смыслов, Андрей Кулаженков, Алеша Козловский, Александр Михайлов, Станислав Петров. Вот Саша Сычев – он выжил, один-единственный из хоккеистов. Погибли также гимнасты Леша Лазарев и Женя Мохов, наши учителя: военрук, учительница русского языка и литературы…

Ребята учились хорошо. Все без исключения. Это был очень хороший класс! Когда их привел тренер, я посмотрела и ахнула: столько мальчишек! Ни одной девчонки. Мы работали в паре с тренером, Виктором Евгеньевичем. Он вместе с ними в школу приходил, постоянно дневники их проверял. А после школы уводил. Их жизнь протекала в таком режиме: тренировка-школа-тренировка. Практически, без отклонений в сторону.

Ребята очень любили своего тренера. Он их очень дисциплинировал. И ещё тот факт, что они – спортсмены. Они соблюдали режим. Всегда вовремя являлись в школу. Можно было ведь иногда пропустить. Но – нет! Между прочим, жили мальчишки в разных точках города. Кто приезжал на занятия с Северо-Запада, кто с АМЗ (например, Сережа Генергард). Виктор Евгеньевич привел его в команду попозже. По-моему, обнаружил этот спортивный талант в какой-то дворовой команде.

Но не надо думать, что мои ученики были такими уж глянцевыми. Нет, обычные дети. Просто – очень порядочные, очень добрые. Они всегда были готовы помочь. Даже не преподающие у них учителя могли их о чем-то попросить. Они не отказывали! Портьеры, допустим, повесть, что-то приколотить. Очень отзывчивыми были! Такие маленькие мужчины.

Порой, мне задают вопрос: имелись ли у них какие-то симпатии? Дружили ли они, например, с девчонками? Может, ходили на танцы? Вся их жизнь проходила у нас на виду, поэтому не ошибусь, если отвечу. Отвлекаться на танцы или дружить с девчонками этим очень целеустремленным, нацеленным на спортивные победы и достижения парням было просто некогда. В день у них было по две тренировки. Они только и успевали: тренироваться и учиться. Утром тренируются, потом бегут в школу, потом Виктор Евгеньевич ведет их на обед – в ресторане всегда обедали, здесь, рядом со школой, в «Востоке». А потом – снова на тренировку. Откуда при таком режиме взять силы на какие-то развлечения?

Нередко хоккеисты бывали на выездах, много выигрывали. Команда была перспективная, на неё возлагались большие надежды. И ребята уже их оправдывали!

Помню, у нас, учителей, появилась такая задумка, чтобы спортсмены и на выезды брали с собой учебники и пытались там уроки учить. Они ведь часто выезжали на игры. Как правило, на два-три дня, иногда на неделю. Что интересно, Виктор Евгеньевич брал команду не полностью: одни учились и оставались здесь, другие уезжали. Потом менялись. Однажды и я с ними поехала на игру в Уфу. Они меня позвали. Там-то я и увидела, что времени заниматься у них там совсем не было! Очень занятые были ребята. Любимой темой для них был хоккей. Раньше мы проводили конкурсы песни и строя. Самая популярная песня у них была – для всех этих представлений – «В хоккей играют настоящие мужчины».

Вот они и росли у нас настоящими мужчинами.

- В то лето они все перевлюблялись и решили: поедем, и все, - рассказывают учителя 107-й школы.

Провожать хоккеистов пришли товарищи. Как они завидовали друзьям! После Молдавии весь трудовой лагерь обещали вывезти на море. Вратарь Борька Тортунов вынужден был остаться дома: бабушка сломала руку. Еще одного хоккеиста родители оставили помогать в саду, к тому же кто-то из родственников заметил, что в доме завелись сверчки - не к добру.

- Сироту Сережку Генергарда провожала сестра, Стасика Петрова - отец, его мамы уже не было в живых, - вспоминает мама хоккеиста Андрея Шевченко Наталья Антоновна. - А вратарь Олег Девятов на перроне, помню, не спускал с рук младшую сестренку. Как будто знал, что больше не суждено будет увидеться.

Ребята сидели на рюкзаках, играли на гитаре, а завуч школы Татьяна Викторовна Филатова побежала к начальнику вокзала убеждать, что по технике безопасности вагон с детьми должны поставить в начало состава. Не убедила... Их «нулевой» вагон прицепили в самый конец.

Июнь 1989 года выдался жарким. Зной стоял, в поезде - духота. Все ребята ехали в шортах и майках. В час ночи еще никто не спал. Преподаватель Ирина Михайловна Стрельникова как раз обходила вагон. Подъезжали к поселку Улу-Теляк.
Машинист товарного поезда, незадолго до взрыва проследовавший 1710-й километр, передал по связи, что в этом месте сильная загазованность. Ему обещали разобраться...

Поезда из Новосибирска и Адлера у Змеиной горки почти разминулись, когда раздался страшный взрыв, следом еще один. Пламенем заполнило все вокруг. Сам воздух стал пламенем. По инерции поезда выкатились из зоны интенсивного горения. Хвостовые вагоны обоих поездов выбросило из колеи. У прицепного «нулевого» вагона взрывной волной оторвало крышу, тех, кто лежал на верхних полках, - выбросило на насыпь.

Гигантскую вспышку видели за десятки километров.

- В небо взметнулось пламя, стало светло, как днем, мы подумали, сбросили атомную бомбу, - говорит участковый Иглинского ОВД Анатолий Безруков. - Помчались к пожарищу на машинах, на тракторах. Техника на крутой склон подняться не могла. Стали карабкаться на косогор - кругом сосны стоят, как обгоревшие спички. Внизу увидели скрученные, как мокрые полотенца, вагоны, кругом - рваный металл, упавшие столбы, мачты электропередачи.

Водитель на совхозном автобусе Марат Шарифуллин три рейса сделал, а потом кричать стал: «Не поеду больше!» Грузили в автобус еще живых, а выгружать приходилось мертвых...

Специализированная помощь пришла много позже - через полтора-два часа.

- В 1.45 на пульт поступил звонок, что под Улу-Теляком горит вагон, - рассказывает Михаил Калинин, старший врач смены «Скорой помощи» города Уфы. - Через десять минут уточнили: выгорел весь состав. Сняли с линии все дежурные машины «скорой помощи», оснастили их противогазами. Куда ехать - никто не знал, Улу-Теляк в 90 км от Уфы. Машины шли просто на факел...

- Военные потом определили: мощность взрыва составила 20 мегатонн, что соответствует половине атомной бомбы, которую американцы сбросили на Хиросиму, - рассказывает председатель сельского совета «Красный восход» Сергей Космаков. - Мы прибежали на место взрыва - деревья падали, как в вакууме, - в центр взрыва. Ударная волна была такой силы, что в радиусе 12 километров во всех домах выбило стекла. Куски от вагонов мы находили на расстоянии шести километров от эпицентра взрыва.
Страшная весть докатилась до Челябинска. Директора 107-й школы разыскали в кинотеатре. Вызвали в вестибюль по громкоговорящей связи: «Ваши дети попали в катастрофу».

Из десяти хоккеистов - выжил лишь один. Гордость команды - нападающего Артема Масалова, защитников Сережу Генергарда, Андрея Кулаженкина, вратаря Олега Девятова вообще не нашли. Саша Михайлов вместе с Сережей Смысловым из хоккейной команды попали в больницу в Ашу.

После трагедии врач «скорой помощи» из Катав-Ивановска Комарова напишет письмо Сережиной маме - Валентине Александровне: «Знаете, меня поразил ваш мальчик, такой терпеливый, волевой, и, что самое главное, он совершенно не беспокоился за себя, он все переживал за Сашу Михайлова. Мальчики были обожжены очень сильно. Саша лежал с обезболивающей капельницей, разговаривал очень мало, в основном глазами. Сережа все просил, чтобы ему не ставили уколы, говорил, лучше Саше сделайте, ему хуже, чем мне... И все время просил есть... В отделение сотрудники и местные жители приносили компоты из ашинской вишни. Сережа пил и говорил, что никогда в жизни не пробовал таких вкусных компотов... Саша сам пить не мог...

И в эти тяжелые минуты он беспокоился о вас, Валентина Александровна: «Пожалуйста, передайте маме, что я жив, что со мной рядом Саша Михайлов». Это он сказал мне, когда перед уходом я зашла к ребятам.

Семь дней 107-я челябинская школа хоронила своих воспитанников.

Единственного оставшегося в живых из той легендарной команды, севшей в злополучный поезд, я искала несколько дней. Знала, что он стал профессиональным хоккеистом, звонила в «Нефтехимик» в Нижнекамск, в клуб «Мечел» в Челябинск. А когда за день до его отъезда в Испанию я чудом застала Александра Сычева дома, он наотрез отказался вспоминать тот роковой июньский день:

- Эта боль до сих пор со мной... Публично ни с кем делиться не хочу.

Родной клуб «Трактор» через год после трагедии организовал турнир, посвященный памяти погибших хоккеистов, который стал традиционным.

Вратарь погибшей команды «Трактор-73» Борис Тортунов, оставшийся тогда из-за бабушки дома, стал двукратным чемпионом страны и Кубка Европы. По его инициативе воспитанники школы «Трактор» собрали деньги на призы участникам турнира, которые по традиции вручают матери и отцы погибших ребят.

Не всех из них можно увидеть на стадионе. Отец Алеши Козловского, не чаявший души в сыне, умер в 45 лет. Ушел вскоре за сыном и отец Андрея Кулаженкова. Остановилось сердце у мамы Сережи Смыслова. Долгое эхо оказалось у ашинской трагедии.

Источник - Отдел информации и PR ХК «Трактор» Челябинск

Цитировать
осталось 1000 символов
Интересное
Прогнозисты TOP5
1. Халик202
2. Медведь196
3. mf190
4. Игорюх@188
5. ole184
подробнее
Дизайн сайта разработан в студии «Диван.Дизайн»

Хостинг предоставлен хостингом Hosterbox.ru
isakanov@mail.ru
Яндекс.Метрика